Дальний прицел

Путешествия бизнес авиацией

Российские власти постепенно конкретизируют свою политику в области развития гражданского самолетостроения. Основной упор сделан на развитие международного сотрудничества с европейским авиастроительным комплексом в лице корпорации EADS и ее дочерней компании Airbus, а также на продвижение проекта регионального самолета Sukhoi Superjet 100, который тоже реализуется в широкой международной кооперации. Неудивительно, что крупные российские авиаперевозчики, контрольные пакеты акций которых принадлежат государству, при формировании планов обновления и пополнения парка ВС ориентируются на генеральную линию власти. Об этом, в частности, свидетельствует принятое в марте решение "Аэрофлота" о выборе перспективного дальнемагистрального самолета.

AVIA Чартер - приложение для заказа джета

Тендеры "Аэрофлота" редко проходят гладко. Выбор самолета для ведущего российского перевозчика зачастую выходит за рамки коммерческих интересов компании, перетекая в политическую плоскость. "Аэрофлот" поставил наконец точку в тендере по выбору широкофюзеляжного дальнемагистрального самолета. В этой нише российскому авиапрому нечего было предложить "Аэрофлоту", кроме четырехмоторных Ил-96, которые едва ли смогли бы обеспечить глобальную конкурентоспособность компании, поэтому в многомиллиардном тендере, объявленном в 2005 г., встретились два вечных конкурента: европейская компания Airbus и американская фирма Boeing. Они предложили соответственно Airbus A350, впоследствии преобразованный в A350XWB, и Boeing 787 Dreamliner. Для обоих производителей каждый новый контракт становится еще одним доказательством успеха программ по дальнемагистральному самолету. По состоянию на начало апреля Boeing заключил твердые контракты более чем на 500 Boeing 787 (см. с. 54). У Airbus на A350 вдвое меньше заказов, включая предварительные. Поэтому ведущие мировые производители самолетов по-настоящему бились за возможность поставок "Аэрофлоту", постоянно улучшая свои предложения. Boeing сделал скидку в 10 млн долл. с каждого самолета, а Airbus увязал возможный аэрофлотовский контракт с участием российских авиастроителей в программе производства А350 и будущих проектах.
Надо отметить, что проекты Boeing 787 и A350 находятся на разных стадиях реализации. Boeing готов был начать поставки самолетов "Аэрофлоту" уже в 2010 г., а Airbus — только в 2014 г. Разница в сроках поставки сыграла немаловажную роль в выборе победителя — менеджмент выбрал Boeing. По мнению одного из сотрудников компании, при своих вместимости и дальности полета Boeing 787 очень хорошо вписался бы в маршрутную сеть "Аэрофлота". Однако получить одобрение в совете директоров, большинство в котором составляют представители государства, не удалось. Не поддержали они и компромиссное предложение менеджмента, озвученное в сентябре прошлого года, — увеличить вдвое заказ на дальнемагистральные лайнеры и купить оба типа самолетов. Предлагалось сначала на условиях твердого заказа приобрести 22 Boeing 787, а 20 Airbus A350 — в рамках опциона. Частный акционер Национальная резервная корпорация (НРК), напротив, одобрила предложение менеджмента: "Не следует ставить авиакомпанию в зависимость от одного зарубежного поставщика; нужно использовать смешанный подход, поощряя конкуренцию между производителями авиатехники". Чтобы сохранить за "Аэрофлотом" слоты на производство Boeing 787 и сопутствующие льготы в ожидании окончательного решения "Аэрофлота" по тендеру, НРК внесла аванс для Boeing в размере 40 млн долл.
Соглашение между НРК и Boeing действовало до 1 ноября. К этому времени "Аэрофлот" так и не определился с победителем тендера, но уже тогда становилось очевидно, что контракт будет заключен не с Boeing, а с Airbus, поскольку вектор развития сотрудничества в области авиапрома направлен в Европу. Еще в конце 2005 г. корпорация EADS приобрела 10% акций корпорации "Иркут", выступившей инициатором создания Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) в ее нынешнем виде. А прошлым летом государственный Внешторгбанк стал владельцем около 5% акций EADS. При этом европейцы ясно давали понять, что в рамках нынешней структуры управления корпорации EADS владение ее акциями не дает России никаких шансов на участие в управлении ею, а реальное влияние на политику EADS могут оказывать крупные заказчики (см. АТО # 73, с. 2).
Решение по тендеру гендиректор "Аэрофлота" Валерий Окулов объявил 15 марта: переговоры с Boeing по самолетам Dreamliner заморожены, а поставщиком 22 дальнемагистральных машин станет Airbus. Уже 22 марта Валерий Окулов и исполнительный директор Airbus Фабрис Брежье подписали соответствующий протокол о намерениях. Согласно указанной в документе договоренности поставки А350 будут осуществлены в период с 2014 по 2017 г. Самолет стоит 150-160 млн долл., т. е. общая сумма контракта составляет примерно 3,3-3,5 млрд долл.
Проблема нехватки провозных емкостей из-за отдаленных сроков поставки Airbus А350 в "Аэрофлоте" тоже решена: до 2014 г. авиакомпания будет эксплуатировать дальнемагистральные А330-200. Эта машина нравится ведущим мировым авиакомпаниям. "A330 — замечательный самолет, реальная рабочая лошадка для дальних маршрутов. Мы им очень довольны", — говорит Кит Лонгстафф, старший вице-президент авиакомпании Emirates по коммерческим операциям в Европе. Десять таких самолетов прямо с завода Airbus "Аэрофлот" возьмет в операционный лизинг у лизинговой компании AerCap (AER) сроком на 12 лет. Насколько известно АТО, "Аэрофлоту" удалось добиться довольно привлекательных условий сделки, хотя подробности ее содержатся в тайне. Согласно протоколу, подписанному "Аэрофлотом" и AER в конце марта, первые два А330-200 поступят в "Аэрофлот" в 2008 г., пять — в 2009 г., три — в 2010 г. (т. е. дальнемагистральные самолеты появятся у авиакомпании даже раньше, чем Boeing мог бы начать поставки Dreamliner). Поскольку предшественником А350 является А330, эти две модели самолетов будут иметь высокую степень унификации, что упростит "Аэрофлоту" переход с одной машины на другую.
Контракты с Airbus и AER должны быть одобрены советом директоров и собранием акционеров "Аэрофлота". Едва ли можно сомневаться в том, что представители госсобственника получат от правительства положительную директиву для голосования.
Увязанное с аэрофлотовским контрактом углубление сотрудничества российского и европейского авиапрома было формализовано в день подписания протокола "Аэрофлот" — Airbus, т. е. 22 марта. EADS и ОАК подписали четыре соглашения. Первое определяет условия партнерства с разделением рисков при выполнении 5% объема работ по проекту A350 — в настоящее время стороны ведут переговоры о том, какие именно детали самолета будут разрабатываться и производиться в России. (Отметим, что 17 августа 2005 г. уже подписывалось аналогичное предварительное соглашение об участии России в программе A350 на условиях разделения рисков, но впоследствии российские производители признались, что пока не готовы к такой форме партнерства, и предложили работу на контрактной основе (см. АТО # 69, с. 38).)
Второе соглашение, подписанное 22 марта EADS и ОАК, предусматривает создание совместного предприятия для организации в подмосковных Луховицах и немецком Дрездене центров по конвертации пассажирских самолетов семейства А320 в грузовые. Третье соглашение предполагает проведение совместного исследования рынка самолетов грузовой авиации и перспектив сотрудничества в этой сфере. Четвертое соглашение закрепляет перемены в составе акционеров Инженерного центра ECAR (Engineering Centre Airbus Russia): ОАК выкупит долю ГК "Каскол".
Как видим, почти все соглашения носят предварительный характер, и реализация намеченных планов потребует более жестких документов, подписание которых может состояться летом на авиасалоне в Ле-Бурже. Теоретически, если развитие отношений между ОАК и EADS не пойдет ожидаемыми темпами, у "Аэрофлота" появится убедительный аргумент для отказа от A350, но такое развитие событий маловероятно.